Лидер России
Приемная: +7(4234) 26-57-01
8-800-550-37-38(Многоканальный. Голосовое меню)
Диспетчер: +7(4234) 26-41-21
Бухгалтерия: +7(4234) 26-57-20
Бухгалтер-фактуровщик: +7(4234) 23-17-80
Отдел продаж: +7(4234) 26-53-99
Факс: +7 (4234) 36-77-55 (приемная)
Факс: +7 (4234) 23-17-70 (бухгалтерия)
E-mail:  [JavaScript должен быть включен]
[JavaScript должен быть включен]
Уссурнефтепродукт-Личный кабинет

Опт: игра без правил в рамках закона

Версия для печати...


На сегодняшний день условия, в которых приходится работать отечественной рознице, сродни играм на выживание: и цены контролируются, и административные меры ужесточаются, и обсуждается реализация очередной «экзекуции» в виде категорирования. Что уж говорить про «хлеб насущный» – топливо, оптовая стоимость которого в течение последних лет стала неподъемной ношей для многих независимых операторов. И хотя проблема необъективно завышенных и спекулятивных оптовых цен на рынке моторного топлива уже не раз обсуждалась в различных отраслевых и регуляторных ведомствах, «воз и ныне там». В Российском топливном союзе решили больше не ждать «манны небесной», направили письмо Президенту РФ с просьбой урегулировать существующую ситуацию и получили весьма неожиданные ответы…

В конце октября с.г. Российским топливным союзом (далее РТС, Союз) направлено письмо на имя Главы государства, в котором РТС выражает глубокую озабоченность состоянием дел в розничном сегменте топливного рынка. Как указывается в документе, на протяжении последних 6-7 лет ценообразование на оптовом и розничном рынках моторного топлива носит различный характер. А именно, конкурентный розничный рынок отличается плавным изменением цен, где их рост не превышает уровень инфляции, тогда как цены олигопольного оптового рынка подвержены влиянию таких факторов, как:
• объемы производства,
• поставки на внутренний рынок,
• экспорт,
• продажа топлива на бирже,
• уровень товарных запасов,
• мировые цены,
• курс рубля
и прочее.

В отсутствие достаточной конкуренции и жесткого контроля цено­образования, вертикальноинтегрированные нефтяные компании (ВИНК) оказывают влияние на биржевые ценовые индикаторы, используя рычаги снижения объемов производства, поставок на внутренний рынок и биржевых продаж. Таким образом они добиваются необходимого для обеспечения безубыточной работы роста оптовых цен, держа, по сути, внутренний рынок на «голодном пайке». При этом возникает необоснованный диспаритет оптовых и розничных цен, при котором оптовые цены практически сравниваются с розничными, а иногда даже превышают их.

В качестве примера в письме приводится сложившаяся критическая ситуация с ценами на дизтопливо на биржевом и внебиржевом рынках. По данным Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи, оптовые цены во второй декаде октября этого года по отношению к аналогичному периоду прошлого года выросли:
• по летнему ДТ – на 24 %,
• по межсезонному ДТ – на 25 %,
• по зимнему ДТ – на 21,5 %.

При этом розничные цены за этот же период выросли всего на 7,5%.

Как утверждают в РТС, ВИНКи, сдерживая розничные цены на собственных АЗС и неся убытки в рознице, переносят центр прибыли в оптовое звено. Тогда как сети АЗС, не входящие в состав ВИНК, в такой ситуации оказываются на грани выживания.

В подтверждение своих опасений РТС приводит следующие доводы. На сегодняшний день малому и среднему бизнесу принадлежит около 14 тыс. АЗС (ВИНКам – около 9 тыс. АЗС) с оборотом около 2,5 трлн руб./год.

В их работе задействовано около одного миллиона россиян. Продолжение бесконтрольного повышения оптовых цен при сдерживании розничных приведет к массовому разорению и уходу с рынка представителей малого и среднего бизнеса, серьезным социальным последствиям из-за потери рабочих мест, сокращению налоговых поступлений, а также уничтожению рыночной конкуренции в розничном сегменте топливного рынка.

В Союзе отмечают, что такое давление на независимый розничный рынок, наблюдающееся в течение длительного времени, свидетельствует о том, что усилий одной Федеральной антимонопольной службы (ФАС), контролирующей ценообразование, недостаточно. В своем письме для устранения экономически необоснованного влияния на рост ценовых индикаторов оптового рынка РТС предлагает:
• консолидировать усилия всех регуляторов, в первую очередь ФАС и Минэнерго, отвечающего за объемные показатели обеспечения рынка топливом;
• создать конкурентные, единообразные условия ведения хозяйственной деятельности на розничном рынке как для АЗС, принадлежащих нефтяным компаниям, так и для независимых АЗС малого и среднего бизнеса.

В качестве крайней меры в РТС предлагают ввести контроль роста цен на оптовом рынке, аналогичный существующему в розничном сегменте.

Откуда ноги растут?
Причины существующего дисбаланса оптовых и розничных цен, как рассказали «Современной АЗС» в Thomson Reuters KORTES, уходят в бензиновый кризис 2011 года, когда весь российский розничный топливный рынок перешел на «ручное регулирование», или на инфляционное таргетирование, намного раньше, чем это сделал ЦБ РФ. До 2011 года розничный рынок демонстрировал более высокую связь с мировыми ценами на нефть. К примеру, при падении стоимости нефти в 2008 году, розничные цены на Аи-92 в среднем по России сократились более чем на 26% (график 1), а в 2014 году, при снижении мировых цен на нефть, розничные цены на эту же марку выросли на 23% (график 2). Конечно же, можно говорить о том, что в 2014 году обвалился рубль, но и в кризис рубль упал с 23 до 36 руб./долл., а это более 50%.

Президент Российского топливного союза Евгений Аркуша также утверждает: отечественный розничный рынок нефтепродуктов функционирует в противоречивом ценовом режиме именно с 2011 года. По мнению главы Союза, первопричиной этого стало, кроме поручения Президента РФ госрегуляторам следить за ростом розничных цен, принятие Правительством РФ решений по ускоренной имплементации экологических требований Технического Регламента Таможенного союза (ТР ТС) к производимому и реализуемому моторному топливу с одновременной реконструкцией ВИНКами своих нефтеперерабатывающих мощностей.

В качестве экономических стимулов для ускоренной модернизации НПЗ были введены дифференцированные налоговые процедуры по взиманию акцизов: на топливо более высокого экологического класса уменьшенный акциз и наоборот.

До 2016 года оптовое и розничное ценообразование на моторное топливо в России характеризовалось определенной цикличностью в течение года: весной и летом оптовые цены росли, а со второй половины осени и зимой – существенно снижались. Это позволяло независимой рознице в целом по году обеспечивать минимальный уровень доходности бизнеса в 15-20%.

Однако в 2016 году Минфин РФ в противовес принципам ранее принятого по его же инициативе «налогового маневра» (снижение акцизной налоговой нагрузки при одновременном повышении налога на добычу полезных ископаемых с целью недопущения роста внутренних цен на топливо при выравнивании таможенных пошлин для государств-членов Таможенного союза) реализовал предложения по двойному в течение года повышению топливных акцизов. Более того, НДПИ в соответствии с параметрами «налогового маневра» увеличивался каждый год, а акцизы ни разу не снижались, в лучшем случае оставаясь на прежнем уровне.

«Подобные противоречивые действия в области налогообложения изменили существовавшие тренды в ценообразовании и значительно снизили доходность розничного бизнеса», – объясняет Евгений Аркуша.

Изменение розничных цен на Аи-92 в среднем по России относительно мировых цен на нефть с 30.11.2006 г. по 31.12.2014 г. По данным Thomson Reuters KORTES
График 1

Изменение розничных цен на Аи-92 в среднем по России относительно мировых цен на нефть с 2011 г. по октябрь 2017 г. По данным Thomson Reuters KORTES
График 2

На грани
Со слов президента РТС, большая волатильность оптовых цен, при незначительно меняющихся розничных, в отдельных случаях приводила к значительному диспаритету между ценовыми индексами, при котором оптовые цены практически сравнивались с розничными или даже могли превышать их. Особенно это проявилось на рынке дизельного топлива в начале текущего года, когда оптовые цены на ДТ поднялись до уровня розничных. По Аи-92 это отмечается в меньшей степени, но в отдельные периоды 2017 года оптовые и розничные цены на бензины также сближались до минимального уровня.

При этом фактические отпускные минимальные цены АЗС ВИНКов еще ниже индексов, указываемых на ценовых табло, за счет скидочных программ, бонусов и программ лояльности. Ведь розничные сети ВИНК не ставят перед собой цель извлечь прибыль, они лишь реализуют плановые задания материнских компаний по объемам продаж. Т.е., как уже отмечалось, центр доходности переносится в оптовое звено. Но для независимых сетей такие действия корпоративных оппонентов дезавуируют конкурентные условия ведения розничного бизнеса, ведут к убыткам и экономическому их «выдавливанию», а в конечном итоге – к переделу региональных рынков в интересах ВИНК.

Эксперты Thomson Reuters KORTES утверждают: сложившийся диспаритет между оптовыми и розничными ценами негативно сказался на деятельности независимых игроков рынка, особенно малых компаний, работающих в удаленных регионах. Розничный рынок, c одной стороны, потерял свою инвестиционную привлекательность, а с другой – выживание стало возможным либо за счет сокращения издержек (в т.ч. реализации некачественного топлива, а также реструктуризации топливо-заправочного бизнеса, расширения спектра оказываемых сопутствующих услуг – САЗС), либо за счет передачи АЗС в аренду крупным игрокам (или ухода «под зонтики» известных брендов – САЗС).

Биржевые «махинации»
Одной из причин сложившихся противоречий на топливном рынке является и то, что в России в оптовом и розничном сегментах производства и реализации моторного топлива действуют различные принципы ценообразования и разные механизмы хозяйствования. Как объясняют в РТС, розничный рынок с некоторыми условностями можно считать конкурентным, т.е. это последний конкурентный сектор во всей вертикали системы нефтепродуктообеспечения. А конкуренция – это единственное препятствие для роста цен, сглаживания их волатильности. Одновременно на ценовую волатильность действуют административные установки госрегуляторов, согласно которым ежегодный рост розничных цен не должен быть выше индекса инфляции, что, в конечном итоге, оказывает влияние на изменение ценовых показателей и доходность бизнеса в целом.

С другой стороны, оптовый рынок, как уже отмечалось, в достаточной степени монополизирован, и цены на нем определяются условными биржевыми индикаторами, признаваемыми рыночными при выполнении требований Совместного Приказа Минэнерго и ФАС России о реализации нефтепереработчиками:
• не менее 10% от объема производимых бензинов;
• не менее 5% – дизельного топлива.

Но в то же время ВИНКи, формально выполняя данные требования, могут оказывать влияние на формирующиеся биржевые ценовые индикаторы через снижение объемов производства или предложения на биржевые торги партий нефтепродуктов. Это, в свою очередь, создает повышенный спрос и приводит к искусственному росту ценовых индикаторов. Также увеличению оптовой стоимости способствует рост покупок ВИНКами и их сбытовыми структурами, совершаемых в основную торговую сессию, по результатам которой формируются биржевые ценовые индикаторы.

Анализ фактических данных с июля 2015 года (момент введения 2-й торговой сессии) по сентябрь 2016 года свидетельствует о том, что изменения объемов покупок самими ВИНКами оказывает достаточно сильное влияние на цены. Когда в 2015 году объем покупок достигал 30% – цены росли, снижался до 10% – цены падали. Аналогичная картина наблюдалась и в начале 2016 года: 20% покупок ВИНКов – это 100 тыс. т бензинов в месяц.

«ВИНКи, «одной рукой» продавая топливо, а «другой» – эти же объемы скупая, создают ажиотажный спрос, нарушая баланс спроса и предложения и толкая цены вверх. Кроме того, средний фактический объем реализации нефтепродуктов через биржу достигает 17-20%, превышая критерии Совместного Приказа. При этом ничего не стоит обеспечить рост ценовых индексов, просто снизив в определенные моменты объем реализации через биржевые торги, оставаясь в рамках выполнения требований, но вызывая при этом ажиотажный спрос», – отметил Евгений Аркуша, при этом добавив, что на многих заседаниях Биржевого комитета уже обсуждались подобные ситуации, которые приводили к вышеупомянутым явлениям.

Председатель правления Некоммерческого партнерства «Совет по товарным рынкам» Илья Мороз также отмечает, что оптовые цены формируются на бирже не совсем на рыночной основе, поскольку не совершенствуется нормативная база, которая отстает от развивающегося рынка. Глава СПТР согласен с утверждением, что в сегодняшних условиях основные производители, управляя предложением на бирже, имеют возможность манипулировать ценообразованием в свою пользу. В сентябре этого года Партнерство направило соответствующее письмо на имя руководителя ФАС России с просьбой взять под личный контроль принятие мер по повышению нормативов биржевых продаж нефтепродуктов. Как утверждают в СПТР, покупка «Роснефтью» компаний «ТНК-ВР» в 2013 году и «Башнефть» в 2016 году способствовала росту монополизации российского рынка нефтепродуктов. Согласно данным ЦДУ ТЭК, в 1 полугодии 2017 года доля только одной «Роснефти» в производстве автомобильного бензина составила 39,7%, а ДТ – 39%, что позволяет компании управлять предложением нефтепродуктов на российском рынке и контролировать движение биржевых, мелкооптовых и розничных цен.

В настоящее время монопольное влияние ВИНК на рыночное ценообразование превышает допустимые уровни, и нефтяные компании активно им пользуются. В СПТР утверждают: внедренная в 2013 году нормативная база биржевого рынка нефтепродуктов уже не соответствует произошедшим на рынке изменениям и не в состоянии выполнять возложенные на неё задачи. Биржевые индексы искажены из-за монополизации топливного рынка, нефтяные компании полностью управляют динамикой биржевых цен, при этом большую часть 2017 года на биржевом рынке поддерживался искусственный дефицит нефтепродуктов, который бьет в первую очередь по независимым участникам рынка.

«На наш взгляд, эти проблемы лежат исключительно в плоскости антимонопольного регулирования, и их решение не требует согласования с Минэнерго. Однако профильный регулятор, к сожалению, встает на сторону нефтяных компаний, считая, что нет необходимости значительно увеличивать нормативы биржевых продаж», – резюмируют в СПТР.

Правила игры одни для всех
Выходом из сложившегося дисбаланса в ценообразовании может стать создание одинаковых условий хозяйствования и достижение единых целей ведения розничного бизнеса как сетевых АЗС, так и независимых.

Как рассказал Евгений Аркуша, по инициативе ФАС был сделан первый шаг в этом направлении – разделены оптовые и розничные сектора ВИНКов в целях придания им хозяйственной обособленности. Но данная мера не возымела ожидаемого результата. По факту, когда независимые розничные сети работают убыточно, то подвергаются третированию налоговиками. Однако сбытовые структуры ВИНКов абсолютно спокойно показывают убытки, но так как они являются составной частью консолидированной группы налогоплательщиков в целом по компании, то налоговые претензии к ним не предъявляются.

«Наверное, это не совсем правильно, – считает глава РТС. – Мы провели расчет затрат АЗС в цене 1 литра реализуемого топлива, собрали эти данные из разных регионов. Конечно, имеется большой разброс из-за разницы в балансовой стоимости основных средств, в оплате труда персонала. Но где-то от 3 до 7 руб. – это издержки АЗС и налоги, подлежащие уплате, т.е. в среднем – около 5 руб. Эта цифра издержек проверялась не только независимыми АЗС, но ее подтвердили и АЗС нефтяных компаний. При маржинальной доходности ниже 5 руб./л, люди работают в убыток или начинают искать иные пути заработка, и не всегда правильные».

Также в Российском топливном союзе провели небольшой анализ по регионам, сопоставили биржевые цены с учетом доставки, сравнили мелкооптовые и розничные цены. Согласно данному анализу, имеются регионы, где сегодняшняя маржинальная доходность (Москва, Санкт-Петербург, Воронеж, Ленинградская область) еще более-менее терпима по ДТ и Аи-95. Но есть ряд регионов (Бурятия, Алтай, Забайкалье, Кострома, Владимир и др.), где маржинальная доходность практически отсутствует. Это связано с тем, что ВИНКи в этих регионах держат розничные цены своих АЗС на т.н. «средних медианных значениях», которые рассчитываются исходя из средних цен, складывающихся в регионе, включая т.н. «бодяжников».

На сегодняшний день цены между товарным продуктом и «бодягой» в этом случае различаются на 5-6-7 руб./л. Например, в Алтайском крае товарное ДТ реализуется в рознице по 35 руб./л, а у «бодяжников» оно стоит 25-27 руб./л. Естественно, это оказывает влияние на средние цены в регионе, откуда и появляется низкая цена на стелах сетевых заправок. Но они могут себе позволить в рознице низкие цены, а независимая розница, увы, нет.

Тот факт, что розничные сети ВИНКов работают по ценам иногда даже ниже оптовых и при этом еще предоставляют скидки, иногда доходящие до 10% (а в некоторых регионах они даже выигрывают тендеры, давая скидку в 17,5%), свидетельствует о том, что розничная цена для них становится ниже оптовой. По оценке РТС, такие действия являются признаком недобросовестной конкуренции.

Низкая маржинальная доходность приводит к появлению на топливном рынке больших объемов контрафактного топлива. С одной стороны, наличие контрафактного топлива оказывает сдерживающее влияние на ценовую политику и розничные цены. Но в целом для рынка, для добросовестных трейдеров, для государства – это большой вред, который приводит к большим финансовым потерям.

В Thomson Reuters KORTES считают: рынок, если говорить именно о рынке, должен быть прозрачным и регулируемым только в части создания правил игры. Вероятно, в скором времени российский рынок сможет пойти по европейскому пути с учетом того, что принимаемые меры (в частности 54-ФЗ) этому могут способствовать. Так, в Европе, либерализация розничного рынка и переход к внутридневному ценообразованию позволили создать конкурентный и прозрачный рынок, на котором не всегда выигрывает производитель ресурса. К примеру, торговые центры за счет высокой оборачиваемости и сопутствующих расходов стали там важными игроками.

Максимум на биржу
Немаловажным в разрешении сложившейся проблемы станет также внесение в Совместный Приказ ФАС и Мин­энерго РФ корректировок с целью обеспечения более рыночного формирования биржевых цен. Ведь когда формировался данный Приказ, 10% казалось существенной цифрой, и ВИНКи даже ее считали завышенной для использования в качестве биржевого критерия. Однако сегодня рынок профицитный и торговля идет на больших, чем установлено, процентных соотношениях. Поэтому следует пересмотреть процентное соотношение Совместного Приказа от уровня производства неф­тепродуктов. По мнению РТС, увеличение нормативного объема должно быть в пределах 15-17% от объема производства. Это обеспечит выполнение сегодняшних объемов продаж, но исключит возможность варьирования ВИНКами для необоснованного повышения цен. Одновременно возникает необходимость привлечения к биржевым продажам всех производителей нефтепродуктов. «Это требование в определенной степени противоречит 135-ФЗ, но с течением времени число доминирующих структур уменьшается, а поэтому должны быть введены соответствующие коррективы в законодательные положения», – подытожил Евгений Аркуша.

Также одним из вариантов для ценового «оздоровления» оптового рынка, по мнению Евгения Аркуши, может стать продажа объемов нефтепродуктов в основную торговую сессию (на которой формируются ценовые индикаторы) исключительно в рынок, т.е. покупки только конечным потребителем. А все сделки между ВИНКами и их сбытовыми структурами следует перенести во 2-ю торговую сессию.

СПТР же в своем обращении к ФАС указывает, что вывод закупок нефтепродуктов нефтяными компаниями и их сбытовыми предприятиями в дополнительную сессию не вернет ценообразование в рыночное русло. Более того, в Партнерстве утверждают, что закрепление в нормативах ограничений по этому принципу лишь ускорит массовое распространение практики работы через третьих лиц и не приведет к желаемым результатам.

По мнению Совета, единственно возможным способом вернуть цено­образование на бирже в рыночное русло является отмена отдельной торговой сессии для нефтяных компаний, а также значительное увеличение нормативов биржевых продаж в общей, единой для всех участников рынка сессии на:
• бензин автомобильный – 60%;
• ДТ – 25%;
• топливо для реактивных двигателей – 25%;
• мазут – 8%.

Для вывода на биржу указанных объемов нефтяным компаниям придется значительно снизить прямые поставки на собственные сбытовые предприятия, вследствие чего они будут выходить на биржу на общих основаниях и, приобретая ресурсы, в том числе у других производителей, участвовать в формировании рыночной цены на неф­тепродукты.

Как считают в Совете, увеличение нормативов неминуемо приведет к повышению эффективности работы сбытовых предприятий нефтяных компаний и, соответственно, всего рынка в целом. Снижение объема гарантированных поставок вкупе с доступом к открытому рынку будет стимулом к поиску более дешевых ресурсов, сокращению затрат, выстраиванию оптимальных логистических схем, не привязанных к нефтеперерабатывающим заводам материнских компаний, а также создаст предпосылки для выхода на новые рынки и развития мелкооптового сегмента продаж.

В результате реализации предлагаемых изменений на бирже будет торговаться более половины товара, потребляемого в РФ. Это уравняет независимых участников рынка и нефтяные компании, а манипулирование предложением товара и нерыночное влияние на ценообразование будут лишены смысла.

Кроме того, реализация инициативы по значительному увеличению нормативов продаж нефтепродуктов на бирже обеспечит реальный стимул для развития рынка производных финансовых инструментов.

«Ножницы» для опта?
Как уже указывалось выше, в Российском топливном союзе считают сложившуюся ситуацию настолько критичной, что, в качестве крайней меры, предлагают введение госконтроля на цены в опте. «Да, конечно, эта мера абсолютно не рыночная, но, в то же время, эта нерыночная мера используется при контроле ценообразования на розничном рынке», – объясняет свою позицию Президент РТС.

Илья Мороз, в свою очередь, утверждает: «СПТР и РТС – на одной стороне в непростой работе, направленной на улучшение условий деятельности на рынке нефтепродуктов, взаимодействия с органами власти и профильными регуляторами. Однако мы считаем, инициатива по нерыночному контролю – это нехорошо, особенно для конечных потребителей. Нельзя допустить ситуации ручного контроля рынка».

Эксперты же Thomson Reuters KORTES не столь категоричны в данном вопросе: «Когда есть ручное регулирование в розничном сегменте – мы получаем «ножницы», которые сокращают выручку мелких игроков; при регулировании оптового сегмента – получаем сокращение выручки производителей, которые несут «социальную функцию». При регулировании всего рынка, мы получаем плановую экономику со всеми ее плюсами и минусами. В этом нет ничего плохого или хорошего, просто нужно это признать и прописать в соответствующих законодательных актах».

Закрывая глаза
«Современная АЗС» изучила мнение независимых игроков топливного рынка. Все, как один, заявляют: ситуация с диспаритетом оптовых и розничных цен просто кричащая! Независимые операторы возлагали большие надежды на то, что в Правительстве прислушаются к их мнению, которое выразил в своем письме Российский топливный союз, и данные призывы не останутся гласом вопиющего в пустыне.

Увы! Как свидетельствуют ответы из ФАС и Минэнерго, полученные РТС во второй половине ноября, – проблемы независимой топливной розницы остались фактически незамеченными.

Ведомства, ссылаясь на действующее законодательство РФ, заявляют: цены на нефтепродукты не подлежат государственному регулированию, так как они не относятся к продукции естественных монополий. Рыночный же уровень цен на топливо определяется на основе биржевых котировок наличного товара, индексов биржевых и внебиржевых цен, а также цен сопоставимых зарубежных рынков. (Но мы то уже знаем, как ВИНКи манипулируют данными биржевыми рычагами!).

Также оба ведомства ссылаются на действующий Совместный Приказ, которым установлены минимальные величины продаваемых на бирже неф­тепродуктов (которых, как уже излагалось выше, недостаточно).

Более того, из письма Минэнерго становится очевидным, что в ведомстве особых проблем на оптовом рынке нефтепродуктов не видят и считают нарекания на сложившуюся ситуацию, мягко говоря, преувеличенными: «В части топливообеспечения субъектов Российской Федерации следует отметить, что за три квартала 2017 года объем производства автомобильного бензина экологического класса К5 составил 27,8 млн т, дизельного топлива экологического класса К5 – 49,2 млн т. Объем отгрузки на внутренний рынок Российской Федерации автомобильного бензина составил 26,3 млн т, дизельного топлива – 24,3 млн т. Таким образом, в настоящее время наблюдается профицит производства автомобильного бензина и дизельного топлива над его внутренним потреблением по автомобильному бензину в 1,1 раза, по дизельному топливу – в 2,0 раза. С целью сохранения стабильной ситуации на внутреннем рынке Российской Федерации на осенне-зимний период 2017-2018 годов нефтяные компании к 1 ноября 2017 года обеспечили исполнение рекомендации Минэнерго России, накопив товарные остатки дизельного топлива зимнего, арктического и межсезонного в объеме 1,0 млн тонн (+0,3 млн т или +48,8 % к рекомендованному объему)».

Обещанного три года ждут…
Конечно, и в ФАС, и в Минэнерго согласны, что некоторые изменения необходимы. В частности, в настоящее время по инициативе ФАС России прорабатывается вопрос внесения изменений в Совместный Приказ в части дополнения сделок, которые не учитываются при определении соответствия объемов минимальной величине продаваемых на бирже нефтепродуктов и отдельных категорий товаров, выработанных из нефти и газа, сделками, заключенными внутри группы лиц хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение, а также между хозяйствующими субъектами, занимающими доминирующее положение и являющимися производителями соответствующих видов нефтепродуктов. Данный проект Приказа находится на рассмотрении в Минэнерго.

Кроме того, в целях недопущения возникновения дефицита, дисбаланса спроса и предложения ФАС России прорабатывается проект федерального закона «Об особенностях оборота нефти и нефтепродуктов в Российской Федерации», которым будут закреплены механизмы формирования нефтяными компаниями резервов светлых нефтепродуктов и вывода нефтеперерабатывающих мощностей в ремонт.

Но будет ли достаточно данных инициатив для устранения ценовых спекуляций на оптовом рынке и создания адекватных рыночных условий для безубыточной работы независимой розницы? Маловероятно…

Как сообщили в РТС, в сложившейся ситуации целесообразным будет дождаться внесения согласованных изменений в Совместный Приказ ФАС и Минэнерго, оценить реальную эффективность регулятивного воздействия этих изменений на механизмы биржевого ценообразования в условиях очередного повышения акцизов в 2018 году и затем определиться с дальнейшими действиями.

… А на четвертый забывают
Пока в ведомствах неторопливо согласовывают необходимые для рынка «мелочи», по состоянию на середину октября 2017 года средневзвешенная биржевая цена по сравнению с октябрем 2016 года выросла:
• Аи-92 – на 13,8%, до 41898 руб./т;
• Аи-95 – на 12,9%, до 44318 руб./т;
• летнее ДТ – на 24%, до 40765 руб./т;
• межсезонное ДТ – на 26,3%, до 41409 руб./т;
• зимнее ДТ – на 22,2%, до 43817 руб./т.

При этом средневзвешенная розничная цена в Москве в октябре 2017 года по сравнению с октябрем 2016 года выросла всего лишь на:
• Аи-92 – 6,9%, с 35,46 до 37,89 руб./л,
• Аи-95 – 6,5%, с 38,37 до 40,87 руб./л,
• летнее ДТ – 7,5% – с 35,92 до 38,61 руб./л.

Но в ФАС обещают продолжить «осуществлять мониторинг и проводить анализ состояния конкуренции на рынках моторного топлива в Российской Федерации»…

По материалам журнала Современная АЗС