Лидер России
Приемная: +7(4234) 26-57-01
8-800-550-37-38(Многоканальный. Голосовое меню)
Диспетчер: +7(4234) 26-41-21
Бухгалтерия: +7(4234) 26-57-20
Бухгалтер-фактуровщик: +7(4234) 23-17-80
Отдел продаж: +7(4234) 26-53-99
Факс: +7 (4234) 36-77-55 (приемная)
E-mail:  [JavaScript должен быть включен]
[JavaScript должен быть включен]
Уссурнефтепродукт-Личный кабинет

Дизельное топливо в Приморье станет дороже золота?

Версия для печати...


Как «Роснефть» держит на ценовом поводке независимых трейдеров

Уже несколько лет в разных частях страны возникают перебои с поставками топлива. Раньше набор объяснений не отличался разнообразием: «профилактические работы на НПЗ» и «сезонный рост потребления». В 2017 г. нас пытаются поработить биржевые спекулянты, которые почему-то решили, что зимы в России нет и зимнего дизеля стране не надо. А какой еще сделать вывод, если проследить за ситуацией с ростом цен на бирже?

Раньше государство боролось со спекулянтами, а сейчас они засели в руководстве государственных нефтяных компаний, прежде всего в «Роснефти». Ее менеджеры, используя такие инструменты, как покупка топлива на бирже друг у друга, ограничение поставок на биржу, продажи собственным сбытам, задирают цены на бирже как хотят.

Розничный рынок моторного топлива очень сильно зарегулирован и находится под жестким контролем ФАС и Минэнерго, а вот в опте можно делать все что угодно. Вот и складывается ситуация, при которой рост стоимости оптовых цен на топливо превышает рост цен на розничном рынке в разы.

По данным Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой биржи, оптовые цены во второй декаде октября 2017 г. по отношению к аналогичному периоду прошлого года выросли по летнему дизельному топливу на 24%, по межсезонному — на 25%, по зимнему — на 21,5%, притом что розничные цены за этот же период выросли всего на 7,5%.

В связи с этим в октябре Российский топливный союз попросил президента Владимира Путина «навести порядок» на оптовым рынке в ценообразовании. А руководитель ФАС Игорь Артемьев так прокомментировал это обращение РБК: «Мы направили письма в нефтяные компании с запросом об увеличении ими предложения нефтепродуктов на бирже. С самого начала мы предлагали продавать на бирже в совокупности не менее 15% от уровня производства нефтепродуктов в стране. Сейчас это не менее 10%». По его мнению, с развитием биржевой торговли эту норму необходимо увеличивать, чтобы не зависеть от монополий, которые «вымогают деньги».

Если вы как независимый трейдер сегодня решите приобрести товар, у вас два пути: попытаться напрямую приобрести на бирже или купить у сбытовой компании. Но цена будет примерно одинаковая, так как сбытовые подразделения нефтяников отпускают по средней цене на бирже. Более того, к этой цене присоседились даже те компании, которые ни литра на биржу не выставляют, как еще один приморский гигант. Одна цена на НПЗ, что в Ангарске, что в Комсомольске-на-Амуре, притом что расстояние между ними немаленькое. Мощностей Комсомольска достаточно, чтобы обеспечить Хабаровский и Приморский край, но продаж с него нет.

На Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже, возглавляет которую опять же глава «Роснефти» Игорь Сечин, согласно рекомендациям, должно продаваться 10% выпускаемых в стране бензинов и 5% дизельного топлива. И средняя цена, по которой покупается топливо за определений период, и является индексом, по которому потом торгует опт. Куда же деваются остальные 90 и 95% топлива соответственно?

За красивой фразой «они поступают во внебиржевой сектор» скрываются спекулятивные схемы вымогательства денег у независимых сетей и их клиентов, то есть у всего населения и предприятий Дальнего востока. Эти объемы поступают в сбытовые подразделения нефтяных компаний, которые продают топливо независимым уже по биржевым, спекулятивным, несправедливым ценам на условиях временного хранения. Вот эта схема заслуживает того, чтобы  о ней рассказать подробней.

Так как независимым брать топливо, по сути, негде, они обращаются в сбытовые подразделения госкомпаний. Те формируют заявки на головную компанию, у которой появляется объяснение, почему она не поставляет на биржу объемы выше 10 и 5%, так как удовлетворяет заявки собственных сбытов. Если бы этот объем топлива был представлен на бирже, цена за тонну резко бы упала. А так получается, что загружены работой сбытовые подразделения, и спекулятивная цена держится на нужном для узкой группы топ-менеджеров уровне.

Но при этом «Роснефть» за годы работы в Приморье так и не построила собственного нефтехранилища, а навязывает услуги хранения частным базам, которые вынуждены принимать эти объемы, потому что вообще боятся остаться без товара. На бирже не всегда есть объемы, а затраты на содержание средней нефтебазы при соблюдении всех технических и законных требований государственных контролирующих органов составляют не менее 2 млн руб. в месяц, не говоря о заправках и парке бензовозов.

Топливо поступило на хранение, но рассчитываться за него хранитель может сколь угодно долго, оплачивая по мере выборки. А из биржевого оборота этот объем уже выведен, за это время цена, как правило, растет, а вот топливо никто не контролирует, прежде всего его качество и количество. И у хранителя, которому выкручивают руки, вынуждая покупать хранимое им же топливо по спекулятивной цене, есть соблазн часть продукта реализовать, а вместо него залить неизвестно что. И проконтролировать этот «процесс» некому, потому что специалистов «Роснефти» на частных складах хранения нефтепродуктов нет, качество и количество они гарантировать не могут, и отсюда появляются инциденты с топливом, как в феврале 2017 г., когда по всему Дальнему Востоку глохли машины после заправки.

На момент написания этих строк тонна зимнего дизеля стоила на бирже 51 тыс. руб. в Приморском крае (поставки с Комсомольского, Ангарского, Ачинского НПЗ). Со всеми коэффициентами и транспортными расходами в пистолетах АЗС, которые торгуют качественным продуктом, цена должна составить 47 руб. А теперь сравните эту цену с ценой за заправках той же «Роснефти» (42 руб. 20 коп.), и вы поймете, что компания «Роснефть» торгует в розницу ниже оптовой цены, создавая такой ценовой стратегией ситуацию дисбаланса оптовых и розничных цен. Что ведет независимые АЗС к снижению рентабельности и банкротству.

В то же время в распоряжении редакции есть выгоднейшее коммерческое предложение на поставку дизельного газового конденсата с учетом льготного ж/д тарифа из Иркутской области в Приморский край. В подпольную реализацию идет все, что горит: сырье для нефтепереработки, стабильный бензин, газовый конденсат с добавлением продуктов коксохимических производств для повышения октанового числа…

Заправкам, которые не брезгуют торговать суррогатами, надо выживать, но государственная компания в одностороннем порядке держит спекулятивный несправедливый индекс цен, сама торгуя в розницу по цене ниже оптовой, а другая госкомпания — ОАО «РЖД», не вдаваясь в то, что она перевозит, на суррогат устанавливает тариф меньше, чем на бензины и дизельное топливо. Если внимательно посмотреть, сколько перевезено в Приморье газовых конденсатов стабильных, то можно сделать вывод, что мощнейший НПЗ а крае давно построен, и все это для его нужд.

Был бы этот товар на бирже, всем было бы выгодно работать честно и торговать качественным топливом по справедливым ценам, так как увеличение товара на бирже влечет падение цены. От отсутствия маржинальной прибыли у недобросовестного собственника АЗС появляется соблазн снизить издержки путем уклонения от налогов. На одной АЗС в течение года могут работать несколько индивидуальных предпринимателей, платящих налоги по УСН. Если прибыль превышает лимит, ИП закрывается, и работает другое ИП по этой схеме. В результате государство недополучает НДС и ряд других налогов.

Договоры временного хранения вкупе со спекуляциями — это почва для злоупотреблений и сбытами, и хранителями. Хранитель распоряжается товаром, не оплачивая его неопределенное время, а то и вовсе. Были случаи, когда миллионы литров уходили в неизвестном направлении, сбытовые компании теряли деньги и, чтобы эти потери компенсировать, вынуждали головную компанию задирать цены на бирже. Замкнутый круг.

Сами независимые предприниматели, которых держат на ценовом поводке, превращаются в приспособленцев, зависящих от настроения компании-монополиста, теряют деловую хватку и способность действовать рыночными инструментами. Для потребителя это оборачивается снижением качества услуги в целом.

Нефтяные компании и своим сетям продают по тем же ценам и переносят центр прибыли в оптовое звено. Сбытовые подразделения «Роснефти» работают в убыток, не платят налогов с розничных продаж, чего независимые заправки себе позволить не могут. Как такие схемы «вымогательства денег» госкомпанией могут существовать в правовом государстве с рыночной экономикой?

Иван КОРОТАЕВ

По материалам Делового еженедельника КОНКУРЕНТ